Пантовары из Беляевки. Как в Оханском районе разводят маралов и производят хамон

13 марта, 16:18

В Пермском крае есть необычное сельхозпредприятие, которое занимается разведением маралов. О том, как удалось перевезти и акклиматизировать в нашем регионе алтайских животных, как заготавливать панты и каков нынче спрос на хамон, «Звезда» поговорила с владельцем и директором предприятия «Оленья застава» Виктором Федоровским.

 

 

Как всё начиналось

Хотелось заняться чем-то необычным, и я долго изучал различные виды животных, которых можно культивировать и в выращивании которых есть определенный опыт. Ездил на лосиную ферму во Владимир, в Подмосковье на фермы, где выращивают зубров, на Алтае посмотрел, как выращивают маралов.

Наиболее развитой и понятной с сельскохозяйственной точки зрения оказалась технология выращивания маралов. Это красивые животные, самые крупные представители рода благородных оленей в мире, живущие эндемично на территории Российской Федерации. В основном они обитают на Алтае и в Саянах.

В 2007 году мы привезли в село Беляевка Оханского района 150 голов оленей с Алтая и начали их культивировать. В 2008-м привезли еще около 250 голов, и потом завозили еще несколько раз. В последний раз привезли 400 голов в 2012 году. С 2012 года используем для воспроизводства исключительно свое стадо. Сейчас держим более 1 тыс. голов. Каждый год у нас приходит около 120 телят, этого хватает, чтобы покрыть выбытие. Часть животных заготавливаем на мясо.

Первые пять-шесть лет с выращиванием оленей были большие проблемы. Всё оказалось не так просто, как предполагалось: что животные будут жить сами по себе и сами кормиться. На самом деле ничего подобного. Мы много работали над тем, чтобы улучшить процедуру кормления и сам рацион. Сейчас улучшаем структуру стада, чтобы снизить расходы. Результат – показатели по выращиванию стада лучше, чем на Алтае. И по весу пантов, и по весу животных, и по количеству погибших животных у нас очень неплохое стадо, сбалансированное по соотношению быков и маралух.

Мы фактически изменили систему кормления, которая принята на Алтае, где им просто дают сено. Взяли технологию содержания мясного крупного рогатого скота, купили немецкий кормораздатчик и даем оленям смешанные корма (сенаж и зерновой концентрат). Это сразу показало хороший результат.

Как консервировать панты

Самое ценное, что есть у маралов, – это панты, молодые рога. Они растут каждый год с начала мая до конца июля. К августу они ороговевают, и их лечебная сила пропадает. Панты у оленя срезают и консервируют. Технология старая и очень сложная. В июле пант весит 5–7 кг. Это такой наполненный кровью сосуд, который надо высушить, не используя даже соль. При этом он не должен прокиснуть, его нельзя сварить. Он должен остаться внутри кирпично-красного цвета.

 

 

Занимает процесс консервации панта примерно полтора-два месяца. Мы пытались это делать сами, не очень удачно. В Барнауле есть институт пантового оленеводства, где разработана методика консервирования. Пытались делать по ней – тоже ничего не получается.

Сейчас к нам приезжает на два летних месяца коренной алтаец Александр, пантовар в нескольких поколениях. На Алтае начинают этим заниматься с подросткового возраста и постепенно входят в тему, потому что нет единой системы.

Александр каждый день ощупывает пант и определяет, что с ним сегодня нужно делать: то ли макнуть в кипяток, то ли поставить под ветер, то ли занести в прожарку с температурой 70 градусов на час... То он может его проколоть, выдавить жидкость и замотать нитками это место... Для того, чтобы определить, что делать с пантом, нужен большой опыт.

Четыре года он учит наших людей, но они говорят, что пока сами заготавливать панты не готовы. Надо руками определять плотность, влажность, температуру панта. И если ты всё это правильно чувствуешь, у тебя будет хороший результат. В год мы срезаем около тонны пантов. В этом году у нас испортилось примерно 50 кг, это, в общем-то, небольшой процент.

Особенность в том, что в пантах нет нервных окончаний. Олени каждый год их сбрасывают, поэтому нервная ткань в пантах не успевает развиться. То есть маралам не больно, когда их срезают. Это примерно как человек подстригает ногти.

О спросе на панты

Цена на панты в последнее время немного упала. Это связано с тем, что основные потребители – корейцы, и если раньше у них традиционная медицина превалировала, то сейчас ее вытесняет европейская, и это уменьшает потребность в природных препаратах.

Корейцы считают, что марал – животное жизни, и каждый человек должен съедать в день не менее 2 г пантов для профилактики, поддержания иммунитета. Спрос на это сырье есть всегда. Шесть лет назад мы продавали по 20 кг консервированных пантов в год на «Оленьей заставе», а нынче планируем продать 100 кг. Стадо большое, но продукции получается немного – около 400 кг в год.

Корейцы у нас покупают, по большому счету, сырье, его цена значительно ниже, чем мы можем продать в розницу у себя на «Оленьей заставе» . Мы сами разработали и аттестовали целый ряд препаратов. Это панты на меду, чай из пантов, слайсы пантовые. Они аттестованы как БАДы, общеукрепляющие средства. В Новосибирском и Барнаульском медицинских университетах их активно изучают, защищают кандидатские диссертации. Пантовые ванны и препараты имеют сильно выраженный иммуностимулирующий эффект.

О хозяйстве

Привезенные олени прижились, и сейчас в нашем стаде уже те животные, которые родились здесь, акклиматизировались и приносят потомство. Работаем сегодня как натуральное хозяйство, у нас своя земля, где мы выращиваем все корма (овес, травы). Сами их заготавливаем, свозим и сами кормим маралов.

В общей сложности хозяйство располагает землей площадью около 2 тыс. га. Маральник – 600 га, около 1400 га в обработке. Рядом с маральником мы построили туристический комплекс «Оленья застава» на 50 человек, с рестораном и комплексом для принятия ванн. В каждом номере – душ, туалет, горячая вода, отопление. Построили всё это в экологическом стиле, даже мебель изготовили из натурального дерева. Туристы приезжают отдохнуть на выходные или пройти курс лечения пантовыми ваннами.

На территории комплекса живет девять животных, они почти ручные, едят с рук. Остальные живут в большом маральнике и подпускают человека не ближе 15–20 метров. С руки они не едят, более осторожные, но всё равно при виде человека не прячутся. Стоят, смотрят…

Для привлечения туристов на «Оленью заставу» мы в сотрудничестве с бывшим худруком Театра-Театра Владимиром Гурфинкелем разработали интересную концепцию – интерактив: приезжающие могут позаниматься древними славянскими ремеслами.

Сюда на экскурсии приезжает достаточно много людей из Перми и других городов – посмотреть на животных, послушать рассказы о них.

О продажах и прибыли

В нашем хозяйстве примерно 1 тыс. животных. Выручка по итогам года – около 10 млн руб. Работает у нас всего девять человек. Пара комбайнов, четыре трактора, весь набор сельскохозяйственных орудий. Министерство сельского хозяйства Пермского края оказывает нам помощь в виде дотации на содержание животных – около 1,5 млн руб. в год.

Примерно 60% выручки – от продажи пантов в виде сырья, 20% – от продажи изделий из мяса и пантов, 15–20% – услуги людям. Сложно продавать панты как препараты, потому что в Российской Федерации нет сформированного спроса. Определенный бренд есть, и есть постоянные клиенты – люди, которые ездят сюда на процедуры один-два раза в год. Если человек приехал и прошел недельный курс процедур, то он становится постоянным клиентом. Недельное пребывание со всеми процедурами, питанием и проживанием стоит около 40 тыс. руб.

Среди наиболее популярных продуктов – экстракт из пантов и пантовый чай. Мед не хуже спирта вытягивает из панта все полезные вещества. Муку из пантов смешиваем с медом, купленным у местных же пасечников, ждем несколько недель и потом этот пантовый мед продаем. Пантовый чай — это бульон из пантов, который заваривается в термосе. Нужно пить по литру в день, очень полезно. Единственное отличие от экстракта – мед с пантами можно держать несколько месяцев, и с ним ничего не будет, а пантовый чай живет буквально день-два, дальше прокиснет.

О сбыте хамона

Мы начали выпускать мясную продукцию из оленины – колбаса сыровяленая, хамон. Мы долго учились его делать и сейчас делаем качественно. Оленина идеально подходит для формирования сыровяленого мяса, потому что в ней практически нет жира. Мясо состоит почти из чистого белка.

Есть небольшой интернет-магазин и торговая точка непосредственно на «Оленьей заставе». В Перми нашей продукцией (колбасой, хамоном и пантами) торгуют «Царь Снэк», «Бабушкина грядка» и магазин в аэропорту Большое Савино. Они берут нашу продукцию на реализацию.

Но лучше всего продается на «Оленьей заставе», и здесь у нас есть постоянные клиенты. Продукция специфичная, поэтому ставку делаем на них. Торговые сети не заинтересованы в такой продукции. Единственная сеть, которая торгует более или менее дорогим товаром, – это «Семья», но и они не готовы к такому продукту.

Мясные деликатесы, которые мы выпускаем, дорогие в изготовлении. Надо понимать, что балыка получается где-то 1,5 кг из оленя весом 100 кг, хамона – 8 кг. Цена на балык – 4 тыс. руб. за килограмм. В этом килограмме изначально было 3 кг сырого мяса. Это самое нежное мясо, вырезанное из верха спины. Даже говядина в таких стейках стоит 1500 руб. за килограмм в той же «Семье». И нужно два месяца, чтобы она завялилась. Там очень жесткая система – как выдержать температуру засолки, как провести процедуру вяления...

Мы не конкурируем с заводским производителем, у нас другая ниша, поэтому мы разрабатываем качественную упаковку. Это не товар, который человек покупает для того, чтобы есть. Я называю это съедобными сувенирами. Мы предлагаем хорошую, очень вкусную еду за высокую цену. Но это и сувенир, который можно кому-то подарить.

Текст: Александра Колпакова

Фото: Владимир Бикмаев