Мясо было. Мясо будет. Но сейчас мяса нет

30 сентября, 14:46


В сельскохозяйственных организациях края на конец июля 2020-го по сравнению с аналогичной датой 2019 года отмечено резкое снижение численности овец и коз – на 35,9%, то есть более чем на треть. Как удалось установить «Капиталу-Weekly», в абсолютных цифрах, по официальным данным Пермьстата, поголовье коров снизилось на 2 тысячи голов, свиней – почти на 7 тысяч, овец и коз – более чем на 10 тысяч, птицы – на 443 тысячи. «Капитал-Weekly» попытался разобраться, чем обусловлено повальное падение показателей в животноводческой отрасли Прикамья. А заодно мы решили выяснить, почему при массовом сокращении производственной базы отчеты министерства сельского хозяйства и продовольствия края пестрят упоминаниями о рекордном росте надоев молока и производства яйца.

Цены выше, рентабельность ниже

Ситуация в пермском животноводстве на самом деле еще серьезнее, чем выглядит в отчетах государственной статистики. Падение показателей началось еще в прошлом, «доковидном» году. К концу 2019 года прикамское стадо крупного рогатого скота по сравнению с исходным показателем сократилось на 1,4% (2,7 тысячи голов) – до 239,6 тысячи голов. А ведь по итогам 2018 года в нем насчитывалось 242,9 тысячи особей.

Проблема в низкой рентабельности, а то и просто в убыточности производства мяса на продажу в Пермском крае. При этом оптовый закуп полутуш говяжьих на середину сентября идет по цене от 150 до 200 рублей за килограмм, а в рознице потребители платят уже в 2,5–3 раза больше!.. Свиные туши, в зависимости от объема партии, стоят в опте от 80 до 120 рублей за килограмм. В рознице цены также ощутимо выше. Производство баранины – в среднем 250 рублей в оптовых продажах и более 500 рублей в рознице.

– Вот только себестоимость и стоимость реализации тех же мясо-молочных коров еще как-то окупается надоями, а вот свинина, а также мелкий скот (кроме кроликов) при оптовых продажах просто дает убыток, – рассказал «Капиталу-Weekly» предприниматель Тагир Салахов из Барды.

Кстати, поголовье овец и коз по итогам прошлого года стало меньше на 10,2% (7,1 тысячи) в сравнении с 2018-м.

При этом резкое сокращение численности мелкого рогатого скота прослеживается на предприятиях. В личных подсобных хозяйствах содержится 51,5 тысячи голов овец и коз, а у сельхозтоваропроизводителей – 10,8 тысячи голов.

Коровы не едят денег

Проблема падения пермского животноводства, как принято говорить, системная. И очевидно, что меры господдержки, направленные на стимулирование увеличения поголовья крупного рогатого скота, свиней и мелкого животноводства, пока дают отрицательный результат. По последним данным регионального минсельхоза, в 2020 году на поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей из бюджета Пермского края будет направлено 3,9 млрд рублей.

Субсидии выделяются на обновление техники, производство молока, закупку удобрений, кредитование, развитие малых хозяйств, а также на страхование. По информации регионального минсельхоза, в первом полугодии 1,4 млрд рублей из общих средств поддержки уже предоставлены фермерам Прикамья.

Применяемая сейчас в агропромышленном комплексе Пермского края система грантовой поддержки, похоже, дает сбой. К примеру, комплексный анализ эффективности использования программы «Агростартап» пока проводить рано, но уже сейчас очевидно: целевые показатели ряда грантополучателей не достигнуты. А речь идет о миллионах рублей.

Избранный губернатор Дмитрий Махонин считает, что развитое сельское хозяйство – это продовольственная безопасность жителей региона. И краевые власти всецело поддерживают прогресс этих отраслей. Так, в прошлом году поддержку получили шесть животноводческих ферм на общую сумму более 51 млн рублей и три сельскохозяйственных потребительских кооператива на сумму более 21 млн рублей. В 2020-м гранты получили еще три фермера и один кооператив на сумму 33,5 млн рублей. Понятно, что эти инвестиции долго-

срочные, но плановые показатели увеличения поголовья не стыкуются с реальными цифрами официальной статистики. Если же брать отчетность в живом весе, то результаты выглядят и вовсе удручающими.

Свинокомплекс забуксовал

Свою лепту вносит в общее положение дел крупнейшее животноводческое хозяйство региона – АО «Пермский свинокомплекс». Целая череда непонятных управленческих решений на этом предприятии взяла старт еще в бытность губернатором Виктора Басаргина.

При его преемнике Максиме Решетникове вместо заявленного финансового оздоровления предприятие и вовсе вошло в процедуру банкротства.

– Бюджетные миллиарды до сих пор не могут найти, – вспоминает в беседе с «Капиталом-Weekly» бывший сотрудник предприятия Борис Полуянов.

В итоге по состоянию на осень 2020 года АО «Пермский свинокомплекс» управляет одноименным краевым предприятием. До декабря 2017 года комплекс арендовало ООО «Свинокомплекс Пермский», подконтрольное омскому ЗАО «Группа «Синергия». Владелец имущества досрочно расторг договор с арендатором из-за нарушения ряда условий соглашения. Весь коллектив вновь перешел на работу в АО «Пермский свинокомплекс».

Предприятие ежегодно производит 14 тысяч тонн свинины в живом весе, что составляет более 80% свиного мяса в Пермском крае. При этом по итогам прошлого года убыток сельхозпроизводителя увеличился в 4 раза. По данным авторитетного федерального ресурса kartoteka.ru,

выручка предприятия составила 1,49 млрд рублей (1,56 млрд – в 2018-м). Чистый убыток налогоплательщика за год вырос с 36 млн до 150,8 млн рублей.

В этом году с учетом пандемии и общего спада в производстве и потреблении отечественной свинины в стране отрицательные показатели, по оценкам аналитиков, могут усилиться.

Прикамье будут кормить варяги?

Серьезную конкуренцию как на внешнем, так и на внутренним рынке пермским животноводам составляют их коллеги из Башкортостана, Татарстана и Удмуртии. Скотопромышленники из двух первых регионов последовательно вытесняют с пермского рынка местных производителей говядины и свинины. Всё дело в том, что в этих республиках существует долгосрочная программа государственных дотаций в сфере животноводства. Система работает эффективно и позволяет татарскому и башкирскому бизнесу успешно демпинговать на рынках соседних регионов.

Даже с учетом транспортно-заготовительных расходов выгоднее производить оптовые закупки не в Прикамье. К примеру, в Татарстане частично свинина отпускается под реализацию почти без предоплаты! Еще один плюс поставщиков оттуда…

– …Работают без сбоев, при этом с гибкой системой скидок. Пусть не патриотично, зато выгодно, – делится с «Капиталом-Weekly» на условиях анонимности совладелец одной из сетей пермских мясных магазинов.

Кстати, ведущие пермские мясные рестораны тоже покупают сырье для стейков за пределами Прикамья.

Соседи из Удмуртии хорошо преуспели в птицепроме. Местный агрохолдинг «Комос Групп» – один из лидеров птицеводства в стране. Экспансию в Пермский край предприятие начало еще в конце 90-х годов. Причем если лет пятнадцать назад всё выражалось в основном в поставках по демпинговым ценам мяса птицы и яиц, то к 2020 году удмуртские бизнесмены купили нескольких крупнейших товаропроизводителей в Прикамье. Сейчас «Комос Групп» владеет птицефабрикой «Менделеевская», Кунгурским мясокомбинатом, пермским хладокомбинатом «Созвездие», предприятием «Милком». Пермские по географии производства принадлежат налогоплательщику из другого субъекта Федерации и формируют бюджет Республики Удмуртия.

Ряд опрошенных корреспондентом «Капитала-Weekly» экспертов считает, что если ситуация в пермском животноводстве сохранится на нынешнем уровне в течение трех-пяти лет, то на крупных местных бизнесах можно будет ставить крест. Останутся небольшие, нишевые агрофирмы, которые не будут существенно влиять на положение сельскохозяйственного производства в регионе. Те же предприятия, что останутся, будут поглощены более крупными агрохолдингами из соседних регионов либо из столицы и Краснодарского края.

Николай Ставцев