Полмиллиарда рублей ежегодно теряет Прикамье от незаконных вырубок

7 ноября, 11:03

По данным министерства природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края за первое полугодие 2019 года на территории региона выявлено около 400 случаев нарушения действующего лесного законодательства.

По оценкам экологов, в зону надзора профильного министерства, природоохранной прокуратуры, органов лесоохраны и властей на местах попадает лишь десятая часть всех незаконных деяний в отношении пермского лесного фонда. За те же полгода было обнаружено около 14 тыс. кубометров леса, вырубленных «чёрными лесорубами». Причем речь идет преимущественно о деловой древесине лиственных пород.

Маржинальный источник

По словам экспертов, незаконная рубка леса — дело крайне выгодное, хотя и рискованное. Рентабельность такого «бизнеса» при всех издержках может составлять более 50%.

— Под издержками в «серых» лесозаготовках понимаются не только традиционные транспортно-заготовительные расходы, расходы (пусть и минимальные) по фонду оплаты труда, логистика, но и так называемые «теневые» траты. Начиная от «неучтенки» при расчетах с лесорубами, аренды либо приобретения техники, заканчивая отдельной статьей расходов — «на благодарность», иными словами — на взятки. Лесная отрасль — одна из самых коррупционных в современной экономике, — рассказал «Капиталу-Weekly» один из работающих в этой сфере предпринимателей, пожелавший остаться инкогнито.

Арифметика лесного бизнеса достаточно проста. В легальном поле кубометр леса — кругляка-пиловочника стоит сейчас в Пермском крае в среднем 3,2 тыс. рублей.

Хвойные породы дешевле, лиственные дороже. Дисконт у «чёрных лесорубов» может достигать 40%. Как правило, нелегальное сырье предприниматели продают мелкооптовыми партиями — от одного грузовика до пяти. В среднем КамАЗ вывозит до 15 кубометров 6-метровых бревен. Одна машина с прицепом тянет почти на 40 тыс. рублей.

Обороты в отрасли даже у мелких участников бизнеса миллионные. В некоторых территориях Пермского края лесопромышленники стали основными работодателями для местных жителей. В неурожайные годы подсобными рабочими в артели записываются даже женщины, которые обрабатывают стволы от сучков, делают предварительную окорку.

Под прикрытием

Почти все предприниматели, работающие в лесозаготовительном секторе, имеют легальное прикрытие. Они оформляют порубочные билеты, заключают договоры на аренду лесных участков. Минимальный пакет документов в виде транспортных накладных и прочей первичной отчетности обычно у бизнесменов в порядке. Хотя в последние годы в минприроды региона фиксируют рост числа лесопользователей-должников. Свежий реестр включает в себя 70 предприятий, имеющих долги перед бюджетом. Сумма недоимки превысила 200 млн рублей. С каждым месяцем проблемная задолженность растет.

При этом официальные документы на право заготовки древесины зачастую лишь прикрытие.

— Имея на руках необходимые бумаги, предприимчивые граждане умудряются по одному разрешению заготовить пиловочника в разы больше, причем не только на тех участках, где лесхоз разрешил. Обычно заготовки идут до момента, пока предприниматель со своим товаром не попадет в поле зрения правоохранительных либо надзорных органов, — рассказывает эколог Нелли Алексеева.

Чаще всего это происходит в северных территориях Пермского края: в Коми-Пермяцком округе, Красновишерском и Соликамском районах. Ближе к краевому центру вольно трактовать природоохранное законодательство не решаются.

Отложенный вред

Бесконтрольная рубка леса чревата большими проблемами в будущем, убеждены экологи. Восстановительные мероприятия в зонах, где работали «чёрные лесорубы», зачастую не проводятся.

— Все отходы производства на местах нелегальных заготовок лесорубы, которые снимаются с делянок, оставляют на месте вырубки. Ветки, сучья, кора, опил — всё это впоследствии гниет, местность заболачивается. Кроме того, в местах незаконных вырубок зачастую вспыхивают лесные пожары. Не факт, что рукотворные. Бывает, просто из-за оставленного мусора, неосторожного обращения с огнем, — говорит Нелли Алексеева.

Система мониторинга вырубок леса, в том числе и с использованием топографической спутниковой съемки, в основном лишь фиксирует нарушение. Эта технология не носит профилактического характера и эффективна лишь для оценки причиненного ущерба. Подразделения полиции регулярно выявляют лесорубов-нелегалов либо в момент транспортировки древесины, либо вблизи лесопилок, куда сырье свозят на первичную переработку. Незаконный кругляк изымают, нарушителям выписывают штрафы.

— Основная статья, по которой наказывают «чёрных лесорубов», — статья 260 УК РФ. Она предусматривает в качестве наказания штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет. Либо обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до одного года, либо лишение свободы на срок до одного года, — цитирует законодательство пермский юрист Владимир Кузнецов.

На деле же нарушители в основном отделываются штрафными санкциями. В прошлом году на территории Пермского края установили семь комплексов видеонаблюдения в местах высокого трафика лесоперевозок. Всего в крае есть почти 50 камер, ориентированных на борьбу с лесозаготовителями-нелегалами. Правда, как сообщают источники в правоохранительных органах, КПД этих устройств невысок. Задерживать нарушителей необходимо с поличным. Простую фиксацию транспортировки древесины в основу обвинительного заключения положить сложно. И если тренды в этой сфере сохранятся, ущерб региону будет расти в геометрической прогрессии. А лес расти не будет. Его просто вырубят.

Николай Ставцев, фото Владимира Бикмаева