Около тысячи прикамцев признаны банкротами с начала 2019 года

2 октября, 09:50

Почти 6,5 млрд рублей долгов списали пермским банкротам-миллионерам с начала вступления в силу новой редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1 октября 2015 года.

Текст: Николай Ставцев, фото pixabay.com

За первое полугодие 2019 года число официально признанных несостоятельными пермяков росло рекордными темпами, также увеличивалось и количество персональных банкротов (больше 15 тыс. заявлений). Полностью прошли процедуру банкротства около тысячи жителей Пермского края.

По данным Объединенного бюро кредитных историй, по всей стране численность граждан и индивидуальных предпринимателей, в отношении которых введена процедура банкротства и/или реализации имущества, в 2018 году выросла на 47% по сравнению с 2017 годом – с 29,8 тыс. до 44 тыс. человек.

 

Долг платежом не красен

Возглавляет пятерку лидеров пермских банкротов-миллионеров бывший владелец ГК «Норман-Виват» Вадим Юсупов. Претензии к ключевому региональному ретейлеру превысили 3,3 млрд рублей. На втором месте – экс-депутат Законодательного собрания Пермского края и совладелец «Экопромбанка» Владимир Нелюбин. Суммарная задолженность бизнесмена перед всеми кредиторами превысила 2,8 млрд рублей. Третий по величине списанного долга – бывший владелец холдинга «ЭКС-Авто» Алексей Ярушин. Общий размер требований к автодилеру достиг 1,4 млрд рублей. Банкротом стал и президент Западно-Уральского машиностроительного концерна Александр Поздеев. Предприниматель задолжал нескольким крупным банкам и налоговикам почти 915 млн рублей. Замыкает «золотую» пятерку известный пермский политик и бизнесмен Константин Окунев. Экс-депутат Законодательного собрания Пермского края, по оценке суда, пробил брешь в бюджете нескольких банков и контрагентов на сумму 895 млн рублей.

В долговую массу, как правило, попадают кредиты банков (кроме ипотеки) и микрофинансовых организаций, задолженности перед физическими лицами (кроме алиментов и возмещения ущерба), долги по ЖКХ и перед ресурсоснабжающими организациями.

– Причины громких банкротств в чем-то схожи: рыночная конъюнктура, высокорисковые сделки. Главное – тотальная закредитованность в пассиве и большое количество малоликвидного имущества в активе. Пермская особенность – почти все крупные банкроты не сумели найти общий язык с властью. Кто-то, например Константин Окунев, громко разругался как с региональным руководством, так и с федеральными ведомствами в Прикамье. Некоторые вошли в клинч с правоохранительными органами – случай Александра Поздеева. Основная же часть не смогла согласовать реструктуризацию проблемной кредиторки, – говорит пермский экономист Роман Щербинин.

 

Неприятно, но не смертельно

Всплеск дел о признании банкротами физических лиц юристы объясняют улучшением финансовой грамотности пермяков, появлением в регионе специализированных организаций, помогающих пройти процедуру личного банкротства. Драйверы же роста обращений в арбитражный суд о несостоятельности – экономический спад, снижение реальных доходов населения, безработица.

– По последним данным, больше 85% заявлений о банкротстве физических лиц и ИП по-

дают сами несостоятельные граждане. Как только общий долг перевалил отметку в полмиллиона рублей, приставы начинают активную работу с должником, подключаются коллекторы – и следует соответствующее обращение в суд.

– Необходимый пакет документов обычно собирают самостоятельно. Хотя в юридических фирмах, специализирующихся на банкротствах, эта услуга стоит недорого, около 5 тыс. рублей, – рассказывает кредитный эксперт Ольга Фёдорова.

Сама процедура банкротства длится полгода. Ликвидное имущество, за исключением единственного жилья, предметов быта (но не предметов роскоши), продуктов питания и орудий труда (с помощью которых должник зарабатывает себе на жизнь, кроме автомобиля), реализуется конкурсным управляющим, которого назначает суд на период ведения дела о несостоятельности. При этом сам банкрот частично поражается в правах. В частности, ему ограничивают выезд за пределы Российской Федерации, он не может быть учредителем организаций, не имеет права брать кредиты. Однако по окончании процедуры все претензии к банкроту аннулируются.

 

Банкротство-лайт

Сейчас идет подготовка изменений в действующее законодательство о персональном банк-

ротстве. Списывать безнадежные долги будут быстрее и проще. Инициаторы новаций предлагают понизить порог суммы долга потенциальных банкротов (размер сейчас в стадии обсуждения), саму процедуру тоже планируют сократить по времени.

– Банки и иные кредитно-финансовые учреждения отчасти будут в плюсе от таких изменений. Это позволит избавиться от «плохих» долгов. Ведь для банковского сектора наличие проблемной дебиторки – это еще и обязанность формировать в Центробанке определенный резерв, пропорциональный сумме про-

сроченных на 90 дней кредитов. Переуступка долгов коллекторам по договору цессии в полной мере проблему банкиров не решает. Реализация кредитных портфелей даже с большим дисконтом – это долгая и непростая процедура, – констатирует Роман Щербинин.



ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ