«Денег у людей будет еще меньше». Столичный экономист прогнозирует ухудшение качества жизни в Прикамье

28 ноября, 20:28

В интервью «Капитал-Weekly» аналитик и экономист признался: внешнее «экономическое затишье» – лишь иллюзия.

– Иван Александрович, оцените, как Пермский край заканчивает 2018 год? С какими «белыми пятнами»?

– К сожалению, Пермский край не радует своими показателями. Промышленный регион, но темпы роста промпроизводства отстают даже от среднероссийских: по итогам 9 месяцев рост, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составил только 1,4 процента против 3 процентов в среднем по России.

Обрабатывающая промышленность, являющаяся основой успешной экономики региона, за этот период и вовсе просела на 0,6 процента – крайне печальная тенденция, которая вылилась в заморозку реальных располагаемых доходов населения, – роста нет. Более того, среднедушевые доходы в этом году в среднем оказываются на 2,5 процента меньше прошлогодних с учетом инфляции. Это очень опасная тенденция, ведь скоро будут повышены налоги и пенсионный возраст – денег у людей будет еще меньше. Регион рискует попасть в водоворот, утягивающий экономику и доходы населения на дно.

– Что в этом году определяло экономику Перми и какие изменения, способные оказать влияние на будущее, произошли в последнее время?

– Экономика Пермского края в этом году держалась на плаву только за счет дорогой нефти и химической продукции, в частности удобрений, которые дорожали на мировых рынках. Пермь – это уменьшенная модель России. С одной стороны, есть и обрабатывающая промышленность, и сельское хозяйство, но успех региона определяется мировыми ценами на сырье и химическую продукцию. А потенциал обрабатывающей промышленности и машиностроения остается нереализованным. На пермские предприятия сейчас в первую очередь влияют изменения федерального значения вроде повышения налоговой нагрузки.

– Какое место вы бы отвели краю в общероссийской экономике и почему?

– Пермский край остается часто незамеченным: у него нет знаменитой уральской металлургии или сибирской нефтянки, его часто недооценивают. Однако регион занимает 11 место в стране по объемам отгруженной продукции и оказанных услуг. Очень достойно и красиво в отчетности, но никак не соответствует уровню жизни населения. Если смотреть на ситуацию глазами человека, проживающего в регионе, то Пермский край находится в аутсайдерах. И хоть мировые рыночные цены на нефть и удобрения выросли, они способствовали только улучшению финансовых показателей нескольких крупных предприятий, но не благосостояния населения.

– Как бы вы оценили инвестиционную привлекательность региона?

– Власти региона ориентированы только на то, чтобы работать с уже существующими крупными предприятиями. Приток инвестиций и появление новых компаний их особо не интересуют. Для этого нужно создавать промпарки, развивать инфраструктуру, разрабатывать выгодные налоговые режимы. Но пока все потуги губернатора Решетникова и правительства края выглядят не­убедительно. Заявления о лидерстве в развитии цифровизации на основе того, что вот наконец-то до деревень стала доходить сотовая связь, инвесторам не помогут. Точно так же не поможет экспортный акселератор. Комфортные условия для ведения внешне­экономической деятельности должны быть у всех, а не только у избранных компаний. Региональные власти не должны решать, кто достоин заниматься экспортом, а кто нет. Рынок лучше с этим разберется.

– Какие особенности местной экономики вы бы назвали специфическими?

– В Пермском крае всё держится на небольшом количестве крупных предприятий. Малый и средний бизнес, который является генератором рабочих мест и стимулирует конкуренцию за грамотных сотрудников, совершенно не развит. Во всем Пермском крае в секторе МСП занято около 200 тысяч человек. Для сравнения: в Башкортостане в этом секторе занято более 340 тысяч, в Нижегородской области – 346 тысяч. К тому же местная статистика старательно пытается скрывать проблемы, «накручивая» некоторые ключевые показатели. Официально крае­вым отделением Росстата по итогам 9 месяцев 2018 года зафиксирован резкий рост объемов розничной торговли: на 5,6 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Удивительно: доходы людей снижаются, а расходы на покупку товаров растут. Нестыковка. Тут либо чудо, либо официальная пермская статистика выдает желаемое за действительное. Второй вариант куда более вероятный, ведь он помогает губернатору избежать неприятных вопросов из Кремля и, что называется, «не отсвечивать».

– К чему готовиться жителям Перми и Пермского края в ближайшие несколько лет?

– Стоит готовиться к дальнейшему ухудшению качества жизни и снижению доходов. Если, конечно, местные власти во главе с губернатором не начнут решать проблемы края, а не замалчивать их, и не узурпировать местные и не проплачивать федеральные СМИ.

Я пару недель назад был в Перми, поэтому знаю, о чем говорю: иллюзия затишья и покоя в регионе уже начинает играть с ним злую шутку. Энергоресурсы больше не будут такими дорогими, а иных точек роста у края сейчас практически нет. Крупные неповоротливые предприятия, зависящие от поставок опять-таки небольшому количеству предприятий из нефтянки и энергетики, не могут быстро адаптироваться к меняющимся условиям. Они не могут быстро переориентироваться на выпуск иной продукции для других рынков. И самое главное – пока, увы, не видно никаких действий властей, которые могли бы изменить ситуацию.

Текст: Светлана Щербакова

Фото: из открытых источников

Оформить подписку на e-mail