«Протон», не пора ли домой?

8 августа, 11:59

Намерение Роскосмоса завершить производство ракет-носителей тяжелого класса «Протон-М» вплотную ставит вопрос о том, чем же будет заниматься самое известное ракетно-космическое предприятие Пермского края «Протон-ПМ», в портфеле заказов которого доля космической продукции в лучшие годы достигала 75 процентов и выше. В 2017 году эта доля опустилась до 37,4 процента и дальше, судя по всему, будет только снижаться. Во всяком случае, генеральный директор НПО «Энергомаш» Игорь Арбузов недавно пригрозил, что если на «Протон-М» не будет дополнительных заказов, то производство первых ступеней двигателя в Перми с начала 2019 года вообще прекратится.

Время перемен

Напомним, что ранее новый глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин поставил задачу прекратить производство «Протонов» после выполнения имеющихся контрактов и далее использовать для полётов в космос только семейство ракет лёгкого, среднего и тяжёлого классов «Ангара». Для «Протона-ПМ» такой вариант тоже звучит неплохо, поскольку Роскосмос неоднократно озвучивал информацию о готовности сделать пермское предприятие монопольным производителем маршевых двигателей для «Ангары». Вот только до сих пор она летала всего два раза (в лёгкой и тяжёлой версиях) в 2014 году, а следующий пуск, по словам Президента РФ Владимира Путина, состоится лишь в 2021 году.

При этом стоимость запусков «Ангары» пока что в два раза дороже запуска «Протона-М», к тому же ГКНПЦ имени Хруничева сейчас осуществляет перенос производства из Москвы в Омск, что наверняка будет сопровождаться задержками и определённым снижением качества конечной продукции. Пермские ракетостроители и в этом случае могут стать заложниками своей встроенности в технологическую цепочку — ведь даже если двигатель для «Ангары» РД-191 будет делаться на таком же высочайшем уровне, как двигатель для первой ступени ракет-носителей «Протон-М» РД-276 (модификация базового РД-253), во всём мире признанный самым надёжным в своём классе, любой сбой конечной сборки в Омске сделает эту работу напрасной. Со всеми вытекающими финансовыми последствиями.

На фоне всех этих трудностей по итогам прошлого года «Протон-ПМ» уже получил 1 миллиард 367 миллионов 529 тысяч рублей чистого убытка и в настоящее время является не столько ракетостроительным, сколько оборонным предприятием. Во всяком случае, в структуре плана продаж предприятия по итогам 2017 года 47 процентов заняла продукция для оборонно-промышленного комплекса, и ещё 12,6 процента — услуги для предприятий пермского моторостроительного комплекса, находящихся на той же площадке бывшего завода имени Свердлова.

— Сегодня стратегия развития предприятия направлена на выполнение государственных программ по освоению и производству жидкостных ракетных двигателей и их агрегатов для ракет космического и оборонного назначения, реализацию проектов по диверсификации, концентрацию производства на загородной площадке и сокращение затрат, — заявил исполнительный директор «Протона-ПМ» Дмитрий Щенятский на последнем собрании акционеров. — Продолжается работа по реконструкции и техническому перевооружению, обеспечению технологической устойчивости производства, совершенствованию системы управления предприятием и его финансовому оздоровлению, а также по развитию кластера «Технополис «Новый Звёздный».

Симптоматично, что, говоря о диверсификации, Щенятский в первую очередь назвал изготовление комплектующих для авиационных двигателей, испытания ГТУ, производство систем, сборку и испытания ГТЭС, а также сборку высокопроизводительных металлообрабатывающих центров. Станкостроение на «Протоне-ПМ» выглядит весьма интересно, тем более что предприятие обладает компетенциями по высочайшей точности обработки деталей, но ещё перспективней представляется опора на старую добрую кооперацию в рамках единой производственной площадки с «ОДК-ПМ» и «Авиадвигателем». Особенно в свете предстоящего начала серийного выпуска двигателей ПД-14 для нового российского авиалайнера МС-21.

Если не выше, то глубже

В связи с этим так и хочется «отмотать назад» реструктуризацию 1990-х и нулевых годов, в результате которой бывшие «дочки» «Пермских моторов» разбежались по разным холдингам. Собственно, порезанный на куски завод имени Свердлова и представлял собой практически идеальный образец того самого диверсифицированного производства, к которому стремится каждое предприятие. Авиадвигатели, ракетные двигатели, вертолётные редукторы и мотоблоки давали возможность перенаправлять финансовые потоки и поддерживать на плаву убыточные направления за счёт более прибыльных. Но если авиационное производство дождалось-таки лучших времён, а «Редуктор-ПМ» сейчас и вовсе переносит производство на площадку бывшей «Велты», то ракетостроители вместе со всем Роскосмосом ухнули в глубочайший кризис.

По мнению директора Прикамского центра стратегического планирования Александра Рассошных, о возрождении старых «Пермских моторов», конечно, и речи нет, поскольку интересы Роскосмоса, ОДК и холдинга «Вертолёты России» слишком разные. А вот об углублении кооперации говорить можно и нужно, тем более что все вышеназванные структуры — государственные. А переложить из одного государственного кармана в другой то или иное предприятие не так уж и сложно — достаточно вспомнить, как «Мотовилихинские заводы» пытались положить в «карман» «Уралвагонзавода», потом пристроили к «КамАЗу», а в конечном итоге влили в холдинг по производству РСЗО во главе с тульским «Сплавом».

Разумеется, сама идея вернуть «Протон-ПМ» в родное лоно выглядит достаточно провокационно, тем более что сейчас он входит в холдинг «НПО «Энергомаш», который возглавляет Игорь Арбузов, отдавший «Протону-ПМ» более 40 лет. Но рядовые сотрудники предприятия наверняка уже не раз помянули недобрым словом частных акционеров, стараниями которых между корпусами бывших «дочек» «Пермских моторов», порой стоящими друг от друга на расстоянии в несколько десятков метров, появились непреодолимые корпоративные стены. Как говорится, не будем ни в кого тыкать пальцем, но на «Протоне-ПМ» прекрасно помнят, о каких группах идёт речь.

Курс на Марс

Да и по ракете-носителю «Протон-М» пока нет окончательной ясности. Даже сейчас контрактов, в которых предполагается использовать эту старую добрую космическую «лошадку», более десяти. Их запуски назначены на ближайшие годы, а по некоторым контрактам — и на перспективу в 10 лет. Например, именно с использованием «Протона-М» в 2020 году к Марсу должны быть запущены аппараты для второго этапа международного проекта «ЭкзоМарс-2020». Кроме того, при помощи «Протона-М» на орбиту предполагается вывести и модуль «Наука» для МКС.

Поэтому на самом деле «Протоны» будут летать, и ещё достаточно долго, пока не начнется серийное производство «Ангары». Что касается высказываний главы Роскосмоса, то он и раньше, мягко говоря, был склонен к некоторому популизму, достаточно вспомнить незабвенный «батут». У НПО «Энергомаш» тоже всё хорошо: по словам Арбузова, «Энергомаш» и United Launch Alliance продлили на 2020 год контракт на поставку в США ещё шести ракетных двигателей РД-180.

А вот как будет складываться судьба пермского «Протона-ПМ», которому грозят минимум два года полного отсутствия космического заказа вообще, — актуальный вопрос. Кстати, ОДК на самарском ПАО «Кузнецов» вполне успешно производит ракетные двигатели РД-107А/108А и НК-33А, с помощью которых Россия в 2017 году совершила 15 пусков. С помощью «Протонов-М» — только четыре. Так что пермским ракетостроителям место найдётся, по крайней мере, гипотетически.

Текст: Алексей Клочихин
Фото: Владимир Бикмаев

Оформить подписку на e-mail