Чтоб стать первым переводчиком «Властелина колец», одесситу пришлось перебраться с Украины в Пермь

16 октября, 18:56


«Понаехали!» – так неформально называется новый проект «Пермь замечательных людей» Пермского краеведческого музея.

Культурная инициатива посвящена людям, которые когда-то переехали в Пермь на постоянное место жительства и внесли ощутимый вклад в ее развитие. Таким «понаехавшим» был даже первый управляющий Егошихинского медеплавильного завода, пленный швед Ёран Берглин – предтеча всех пермских руководителей.

А филолог и переводчик-лингвист Александр Грузберг – патриарх для всех русскоязычных поклонников Толкина. Даже само словосочетание «Властелин колец» родилось в Перми. Александр Абрамович приехал в 1955-м из Одессы для поступления в Молотовский государственный университет. С тех пор его жизнь неразрывно связана с нашим городом.

В 1970-80-е годы ученый становится одним из самых уважаемых и авторитетных библиофилов Перми, активно занимается переводами. «Властелина колец» Александра Абрамович перевел исключительно для себя и ближнего круга. Все дело в том, что фантастика Толкина была идеологически чуждой в Советском Союзе, но не для талантливого филолога. Именно благодаря ему за нашим городом закрепилась звание родины первого перевода на русский легендарного романа. Кроме того, Александр Абрамович открыл для русскоязычных читателей сотни произведений зарубежных авторов.

– Я очень люблю читать. Причем эта любовь у меня с детства. Моя мама говорила, что, когда родился Миша – это мой старший брат – взял в руки молоток, он – инженер, изобретатель, а Саша – книгу, – вспоминает Александр Грузберг. – С самых малых лет я читаю. Родители не получили образования. Мама окончила один класс, папа – три. Но он очень любил книги. Жили мы в Одессе, очень бедно. Но каждый месяц папа брал меня, и мы ходили с ним по книжным магазинам и покупали одну книгу.

Дома садились за стол и вместе читали ее. У меня это получалось быстрее, и я торопил папу. Он не верил, что я прочел, и просил пересказать. А как-то раз, уже после войны, папа купил четырехтомный словарь Ушакова, и я его читал. Потом, через много лет, преподаватели в университете изумлялись: как так, есть студент, который знает Ушакова?! А переводчиком я стал случайно. В 1970-х меня попросили перевести книгу с английского, и я справился. Это был Эдгар Райс Берроуз и его «Земля, забытая временем».

В те годы в Перми была небольшая книжная толкучка. Здесь доставали книги, так как они были страшным дефицитом. Одним из участников этой тусовки являлся Раис Зарипов, сварщик с «Пермских моторов», безумно любивший фантастику. Он притащил Берроуза. А я знал тогда английский в пределах, чтобы сдать экзамен в университете. Когда же окончил вуз, стал забывать его. Но тут стало интересно самому почитать книгу автора, написавшего о Тарзане. Обложился словарями и перевел за несколько месяцев.

Это был мой дебют в самиздате. Отдал рукопись Раису, а он вскоре принес мне «изданную» книгу. Иностранной фантастики тогда практически не было, и мы заполняли эту пустоту самодельными изданиями. Никогда не подсчитывал, сколько всего книг мы выпустили с Раисом, но полагаю, что несколько сотен. Между прочим, две из них хранятся сейчас в музее фантастики швейцарского города Ивердон. Это «Гадкие лебеди» Стругацких и еще какая-то, не помню…

Александр Абрамович побывал там вместе с женой, причем его книга стала эпицентром выставки, посвященной Стругацким. И с тех пор каждый месяц он неизменно получает письмо из Швейцарии с отчетом, что у них происходит и какие планы на будущее. А о романе Толкина Грузберг впервые узнал в 70-е.

– Прежде, чем в моей жизни появился Толкин, я уже переводил фантастику, причем книги брал в Москве, в библиотеке иностранной литературы. Туда фантастика зарубежная поступала. Я смотрел, заказывал то, что выбрал, и книгу высылали в Пермь посылкой, на микропленке. Мой друг Александр Лукашин распечатывал ее, и я садился за перевод. И как-то наткнулся на Толкина, The Lord of the rings. Почитал, понравилось.

Начал переводить. Две тысячи страниц от руки шариковой ручкой написал. В 1976 году увидел ее в библиотеке, в 1977-м ее прислали на фотопленке в Пермь, и я начал перевод, а в 1979 году она уже вся полностью вышла в «издательстве» Зарипова. Книги, семь томов, выпускались по мере готовности несколько лет.

«Властелин колец» – очень глубокий по мысли текст. Я принципиально всегда считал, что переводчик – не самостоятельное лицо. Переводчик – это посредник между автором и читателем. И должен передать текст как можно адекватнее, как можно точнее, ничего не выдумывая, никакой отсебятины. Конечно, когда за это берется поэт или писатель, он фактически создает новое произведение. По мотивам первоисточника. Когда я делал самиздат, мог позволить вольности, но сейчас все строго, держусь в рамках автора книги. На мой взгляд, любому переводчику нужно лучше знать свой язык, а не тот, с которого переводишь. Нет, его, конечно, тоже необходимо знать – чем лучше, тем лучше.

Приведу пример. Наша великая поэтесса Анна Ахматова была объявлена блудницей, ее было запрещено издавать 10 лет, Анна Андреевна была полностью лишена средств к существованию. И что она делала? Переводила поэзию древней Ассирии, древнего Вавилона, шумеро-аккадскую поэзию, совершено не зная языков этих стран. Специально для нее делался подстрочник, который она превращала в изумительные стихи.

Рассказал Александр Абрамович и о своей единственной и любимой жене – Людмиле Грузберг – известном лингвисте-диалектологе, преподавателе ПГНИУ, составителе «Акчимского словаря», который посвящен уникальному языку жителей деревни Акчим в Красновишерском районе, на сегодняшний день практически заброшенной (там проживает всего один житель).

Его исследовательница с коллегами собирала более 50-ти лет: первый экземпляр вышел в 1961 году, последний том – в 2011-м. При этом Людмила Александровна мастерски имитировала говор жителей Акчима, умела говорить «по-ихнему» так, что сами местные принимали ее за свою. На лекциях (я тоже была ее ученицей – М.Н.) она никогда не пользовалась шпаргалками, говорила легко, быстро, красиво, словно артистка на сцене. И говор ее был очень естественным, не надуманным, не «из головы». Живая, веселая, общительная, непоседливая до последнего дня, она умерла в 2020 году от последствий ковида…

– Моя жена была самым разумным человеком, мы с ней прожили 61 год, она очень хотела встретить 62-ю годовщину, но две недели не дожила. У нас с ней был совершенно разный, если говорить по-английски, бэкграунд — прошлое, фоны, семьи, обычаи. Трудно представить себе более разных людей.

Мы поженились с ней в конце 1958 года, я учился на четвертом, а она – на пятом курсе. На другой год я не мог поехать, как всегда, к родителям в Одессу, потому что отправился в военные лагеря. Людмила без меня поехала знакомиться с моими родителями. Для этого нужно быть очень смелым человеком. Кстати, она сразу очень понравилась папе…

Мы работали над серией словарей для школьников — это шесть словарей. Их покупали для школ. Еще одна наша совместная работа — «Толковый словарь русского языка начала XXI века». Это большая книга, в ней больше 60 тысяч слов, мы постарались внести туда новую лексику. Книга еще не вышла, но издательство «Флинта» публикует ее электронную копию.

Еще мало кто знает, что Людмила Александровна написала несколько новаторских книг по социо- и психолингвистике. Несколько лет она работала - не поверите! – над словарем своей мамы Таисии Дмитриевны Обориной, у которой была прекрасная литературная речь. Словарь не был закончен, но сохранился в семейном компьютере.

У семейной пары Грузбергов двое детей: журналист, культурный обозреватель одной из известных пермских газет Юлия Баталина и профессор университета штата Огайо, физик Илья Грузберг, четверо внуков, правнук Даниэль от старшего сына Юлии – Романа. Своих детей и внуков Александр Абрамович называет «самой главной заслугой». Сейчас семья готовится передать в архив социально-политической истории Пермского края (ПермГАСПИ) личную переписку Людмилы и Александра Грузбергов 1970-80-х годов, когда Людмила Александровна работала за рубежом.

До 75-ти лет легендарный филолог-переводчик преподавал в Педагогическом университете, работа со студентами ему очень нравилась. Последние 10 лет Грузберг занимается только переводами. В этом году первооткрывателю Толкина в нашей стране исполнилось 85 лет. Каждый день, не зная ни праздников, ни выходных, Александр Абрамович садится за рабочий стол в 8 утра и встает из-за него в шесть вечера. Дисциплина и удовольствие – отцы труда, его персональное кольцо власти. То, чем он управляет собственной судьбой.

– Один издатель из Санкт-Петербурга попросил меня перевести роман «Поднять «Титаник» американского автора Клайва Каслера, который пишет приключенческие романы на грани фантастики. Это очень известное произведение, по которому был снят фильм. Я удивился: «А разве такой известный роман не переведен?», ведь автора много переводили на русский язык, один я перевел пятнадцать его романов, а написал он их около ста! Издатель ответил: «Да, переведен, но перевод такого качества, что о нем даже вспоминать не хочется…». В настоящий момент я этим и занимаюсь, – резюмирует Александр Грузберг.

Маргарита Неугодова
Фото Сергея Федосеева, «Новый компаньон».



Новости Mediametrics: