Герою Советского Союза из Прикамья, сказавшему: «В бой идут одни старики!» – 100 лет

17 мая, 13:08


В марте 1945-го заместитель командира авиаполка, Герой Советского Союза Игорь Шардаков, уроженец Оханска, выросший в Очёре, должен был отправиться на учебу в военно-воздушную академию.

Перед отъездом он давал прощальный ужин для боевых друзей, который неожиданно был прерван приказом командования о срочном вылете на боевое задание. Поручили его молодому летчику, только-только окончившему училище, – «желторотику», как их называли в полку.

Узнав об этом, Игорь снял парадный китель, повесил его на спинку стула и сказал: «Задание опасное, рано еще ему такие поручать. Слушай мой последний приказ: пацанов не брать! В бой идут одни «старики»! С этой фразой Шардаков повел эскадрилью в бой и в небе над Германией в скоротечной схватке сбил свой двадцать седьмой по счету фашистский самолет. Сбил и только после этого поехал учиться…

А когда спустя три десятка лет создатели фильма про советских летчиков в Великую Отечественную ломали головы, придумывая ему название, Виталий Иванович Попков (прототип Маэстро – капитана Титаренко) вспомнил крылатую фразу своего бывшего однополчанина. Режиссер Леонид Быков пришел в восторг: так на афишах появилось нетленное и вечное, как музыка, – «В бой идут одни «старики».

Кстати, образы персонажей ленты по большей части были собирательными: ведь хороших летчиков было много, поэтому кто-то подарил своему персонажу внешность, другой – характер, третий – боевые эпизоды летной жизни. Так и Игорь Шардаков – это не только Скворцов, его черты угадываются в других героях, в том числе и самого Маэстро.

Дело в том, что в 1943 году, когда происходит действие фильма, Попков был еще по сути тем самым «желторотиком», а Шардаков – уже давно признанным асом, заместителем командира эскадрильи, с двумя десятками только официально подтвержденных сбитых немецких самолетов на личном счету. Причем признанным не только среди своих, но и чужих: в воздушных боях Шардаков уничтожил нескольких гитлеровских стервятников из числа элиты люфтваффе, любимчиков Геринга и даже самого Гитлера.

Враги узнавали его в небе по лётному почерку и всячески старались уклониться от дуэли со знаменитым русским пилотом. Ибо себе дороже, потому что за всю войну Игорь Шардаков не проиграл ни одной воздушной схватки и ни разу не был сбит.

В Голливуде, безусловно, про Шардакова уже давно бы сняли блокбастер вроде «Перл-Харбора». И за право сыграть нашего земляка в кровь бы дрались Ди Каприо, Брэд Питт и даже чернокожий Уилл Смит! Ведь таких героев-летчиков, как Игорь Александрович, в США не было и нет. Поэтому им, бедным, постоянно приходится пользоваться натяжками, высасывая сюжеты из пальца, оттеняя правду спецэффектами и компьютерными прибамбасами.

А военной биографии Шардакова хватило бы на всех американских асов вместе взятых и несколько широкоформатных фильмов. Но, как бы ни старались голливудские оскароносцы, все равно такого шедевра, как у Быкова, у них бы никогда не получилось.

По легенде, листая альбом с фотографиями летчиков полка, Леонид Быков увидел снимок Игоря и воскликнул: «О! Да это ж голливудская фактура! Может, снимем его в главной роли?» Эх, случись съемки лет на 10-15 пораньше, вполне возможно, что мы до сих пор восхищались бы им не только как героем, но и как знаменитым актером наряду с Папановым и Лавровым, Юматовым и Кадочниковым.

А почему нет? Личностью Игорь Александрович был творческой и разносторонней – отлично пел и играл на гитаре, писал недурные стихи и проникновенную прозу. Он мог стать знаменитым художником, как его земляк-однофамилец Павел Федорович Шардаков из Оханска. Поэтому его школьные учителя искренне сожалели, когда Игорь вместо Парнаса выбрал небо.

В начале 70-х, когда шла работа над фильмом, Игорю Александровичу было уже за пятьдесят, и он, конечно, не выглядел тем молодым красавцем, как на фото во фронтовом альбоме – те, кто прошел войну, увы, рано постарели. Поэтому роль Скворцова сыграл Владимир Талашко, мужественный и характерный актер с волевым лицом. Вернее, он когда-то был таким…

Был да спёкся… В 2015 году в самый разгар атаки нацбатов на Донбасс Талашко в образе постаревшего Скворцова сыграл в украинском видеоролике, где… благословлял своего внука идти на восток – убивать защитников ДНР и ЛНР, мирных жителей – женщин, стариков, детей.

Ну, хоть бы форму советского летчика снял и бандеровский мундирчик напялил для такой гнусности! Слава богу, не дожил до этого позорища Игорь Шардаков. Когда он дрался с фашистами в небе над Украиной, то в страшном сне не мог представить, что в 21 веке их кровавые приспешники станут называться героями, а их майданно-нацистские внуки-подонки будут стрелять по своим братьям.

После выхода в запас Игорь Александрович долго жил в Крыму, где люди свободно говорили по-русски, по-украински, по-татарски – и все были друг другу как родные. Шардаков не терпел даже намека на национализм – война навеки сделала таким, как он, прививки от этой неприличной болезни: он был таков, что при случае мог и по физиономии съездить подленьким почитателям палача Бандеры и подобной нечисти. Уверен, не избежал бы увесистой шардаковской пощечины и народный артист Украины Талашко…

Вообще, чувство долга, товарищества и справедливости, а также собранность и точный расчет в бою, исключительное, на грани здравого смысла бесстрашие – все эти качества, по словам товарищей по оружию, были присущи Игорю Шардакову. Он был очень умелым пилотом, с детства влюбленным в небо.

Совсем еще мальчишкой Игорь с отличием окончил симферопольский аэроклуб и, приписав себе два года, подал заявление в престижную Качинскую школу военных летчиков, где училась «золотая молодежь» того времени - Тимур Фрунзе, Степан Микоян и Василий Сталин.

Согласитесь, немного иными мерками измерялся тогда престиж: молодые люди, в том числе и дети больших родителей, воспитанные на примерах Валерия Чкалова, Аркадия Гайдара и Николая Островского, мечтали стать летчиками-истребителями, а не банкирами-олигархами или «тик-токерами»…

Худющего, с виду наивного Шардакова в «Качу» сначала не взяли, посоветовав сперва откормиться. Некоторые курсанты долго смеялись над ним – пока не увидели его в небе! Что он там вытворял, неизвестно, но знаменитый летчик генерал Михаил Громов, наблюдая высший пилотаж Игоря, с грустью заметил: «Завидую этому Шардакову! Мне б так летать».

Училище Игорь окончил перед самой войной. Как ни странно, 18-летний летчик встретил ее, будучи на то время одним из самых опытных и грамотных пилотов, летавшим практически на всех видах самолетов. Уже во втором своем воздушном бою 22 июня 1941-го Шардаков сбил своего первого фашиста.

Как известно, в первые дни войны нашей авиации сильно досталось, много наших самолетов было уничтожено на земле, и враг захватил господство в воздухе. Чтобы изменить ситуацию, командование стало собирать из лучших асов своеобразный «лётный спецназ», куда и попал Шардаков.

– В конце июля 1941 года аэродром, на котором базировался его полк, подвергся бомбовому удару, – рассказывает историк-краевед Николай Бесстрашников. – Летчик дежурного звена младший лейтенант Шардаков под бомбежкой вылетел по тревоге. Через десять минут он догнал девять «юнкерсов» и бросился на них. Атакуя в просветы из-под облаков, Шардаков с быстротой молнии поражал моторы бомбардировщиков противника. В тот день он сбил три «юнкерса». Увлекшись боем, не заметил, что закончились боеприпасы и горючее. Пришлось садиться на недействующий аэродром. Горючее подвезли только к ночи, и взлетать Игорю пришлось в тот момент, когда немецкие танки уже шли по взлетной полосе аэродрома.

Однако громкая слава к Игорю Александровичу пришла, когда он был направлен воевать в 5-й Гвардейский истребительный авиаполк – самое результативное по числу побед в воздухе авиаподразделение за всю историю нашей авиации. Именно там он окончательно возмужал и окреп под вниманием старших товарищей.

Шардаков стал лучшим разведчиком полка, ему доверяли самые опасные задания. Практически не выполнимые, но только не для Игоря Александровича. 8 сентября 1943 года вся страна узнала, что гвардии старшему лейтенанту Шардакову было присвоено звание Героя Советского Союза. Об этом по радио сообщил знаменитый голос диктора Левитана, который с радостью и гордостью был услышан и в Очере.

Игорь Александрович очень любил Очёр, часто вспоминал о нем на фронте, мечтал приехать посетить родные места, где прошла комсомольская юность его родителей и собственное босоногое детство, повидать друзей и близких, кому удалось пережить войну. Хоть на недельку, хоть на денек…

Но служба Родине долго не давала ему такой возможности. После Победы он продолжал учиться в академии ВВС (24 июня 1945 года И.А. Шардаков принял участие в Параде Победы в составе сводного батальона слушателей академии. – прим.ред.), осваивал новые типы самолетов – уже реактивных, учил молодых летчиков.

Ведь хотя война и закончилась, угроза новых агрессий со стороны коварного Запада не пропала. Пока позволяло здоровье, Игорь Александрович оставался на передовом посту, защитником мирного неба… А Очёр он все-таки посетил: гулял с дочерью по березовой аллее, встречался со строителями железной дороги Очёр-Верещагино, с трудовыми коллективами, со школьниками и студентами.

– Конечно, мы в семье чтим память нашего знаменитого предка, – рассказала племянница героя Светлана Воронцова. – Жаль только, что знаем о нем мало. Ведь Игорь Александрович большую часть жизни провел в Симферополе, где и умер в 1982 году.

Действительно, его и в Крыму считают его своим. В музее Тавриды есть большая экспозиция, посвященная Шардакову. В библиотеках проходят памятные чтения, а в школах – уроки Мужества, основанные на подвигах Игоря Александровича.

В последние годы обсуждается вопрос об установке памятника знаменитому летчику из «второй поющей». Представляете, какой красивый монумент можно соорудить?! Конечно, было бы справедливо, если он займет свое законное место в Прикамье. И год 2022-й подходящий: 19 апреля – 100 лет от рождения, 2 августа – 60 лет со дня смерти. Хотя памятник Игорю Шардакову уже есть – великолепный фильм, который и через тысячу лет будут с интересом смотреть наши далекие потомки.

В фильме его кинообраз Скворцов погибает, направляя свой горящий самолет в гущу вражеской техники, перед тараном выкрикивая в радиоэфир: «Ребята! Будем жить!» Сам Игорь Александрович, к счастью, не погиб. Он прожил жизнь и за себя, и за Скворцова, и даже за «того парня, прошептавшего «Я вернусь, мама», о котором и поется в финале быковской кинокартины.

Максим Шардаков
Колоризировано фото из фондов Очерского краеведческого музея.



Новости Mediametrics: