Кунгуряк в Новом Свете. Он служил на Аляске, обогнул Землю и писал Пушкину, не оставил портрета, а состояние завещал родному городу

12 июня, 09:26

На минувшей 3-й Большой пермской книжной ярмарке распространялась книга «От Кунгура до Русской Америки: маршрутами Кирилла Хлебникова» – сборник материалов из архива директора Российско-американской компании с 1835 по 1838 гг. Оказывается, в Перми хранится уникальный источник сведений по истории русского присутствия в Северной Америке, которым мы обязаны одному нашему видному земляку – предпринимателю, путешественнику и дипломату.

Оба берега Тихого

Что погнало его из родного дома? Жажда открытий и славы первопроходца, воспламенявшая сердца многих «русских мальчиков»?!. Или надежда заработать средств, побуждаемая наличием многочисленной родни?..

Сын кунгурского городского головы, он мог и на родине снискать положение в обществе. Однако шестнадцати лет Кирилл Хлебников уехал из родного города, заключил контракт с Российско-американской компанией (РАК) и следующие шестнадцать лет проработал на Камчатке.

Ему доводилось здесь голодать и рисковать, вкушая незнакомую пищу, входить в коряцкие чумы, испытывать сильнейшие холода и отрыв от цивилизации, путешествовать на лыжах и собачьих упряжках, проваливаться в полыньи и терпеть кораблекрушения.

И потому, может быть, переплывать на другой берег Берингова моря, зная, что и там жизнь не сахар, он вообще-то не планировал...

– Но будучи комиссионером компании, Хлебников оказался на грани банкротства – не всегда суда с грузом доходили до пункта назначения, – рассказывает начальник научно-исследовательского отдела Государственного архива Пермского края, кандидат исторических наук Александр Глушков. – Перед ним стал выбор – оказаться под судом по обвинению в растрате либо… принять предложение, от которого он не мог отказаться.

С Пушкиным на короткой ноге?

Возглавив Новоархангельскую контору (Ново–Архангельск – ныне Ситка, штат Аляска, США), он сохранял свое место при пяти управляющих компанией, – а в 1834 году достиг и поста правителя канцелярии Главного правления РАК в Санкт-Петербурге.

Самостоятельно выучив английский и испанский языки, - судя по всему, овладел и алеутским наречием, - Хлебников выполнял ответственные дипломатические и хозяйственные поручения при стоянках в Мексике, Чили, Бразилии и других латиноамериканских республиках, тогда только обретших независимость. И даже его просьбы об отъезде в Россию удовлетворили только после того, как он решил деликатные вопросы с испанским правительством Калифорнии… В круг его общения входил мореплаватель Василий Головнин, руководитель одной из первых русских миссий в Японию, а директивы ему направлял камергер Николай Резанов, которого обессмертил гений Андрея Вознесенского.


Вернувшись таки на "материк» в 1832 году, Хлебников поселился в Петербурге. В его доме гостили персоны из высшего света, ученые, литераторы. Кирилл Тимофеевич и сам брался за перо. Еще в 1829 году его «Записки о Калифорнии» увидели свет в журнале «Сын Отечества».

В начале 1837 года Хлебников узнал, что А. С. Пушкин всерьез интересуется судьбой «дальневосточного Ермака» – казака Владимира Атласова, человека, которому Россия обязана Камчаткой. Он написал поэту письмо, изъявив готовность предоставить ему свои заметки о полуострове. Сегодня это письмо хранится в Институте русской литературы (Пушкинском доме) РАН. Но нам неизвестно, каковы были их дальнейшие контакты и намерения. Менее чем через два месяца Александр Сергеевич был смертельно ранен Дантесом в ходе злополучного поединка...

Кирилл Тимофеевич же в 1838 году за заслуги в пополнении собраний флоры, фауны, минералогических и этнографических коллекций петербургских музеев был избран в число корреспондентов Российской Академии наук. И в том же году бывший правитель Новоархангельской конторы скончался.

Свой архив, библиотеку и деньги – 20 тысяч рублей – он завещал родному Кунгуру. Книги из его дома легли в основу формирования публичной библиотеки, ныне носящей имя Хлебникова.


Ненаписанный портрет


В советский период о незаурядном соотечественнике не забыли. В 1957 году брошюра о нем, принадлежащая перу Бориса Вишневского, вышла в серии «Замечательные люди Прикамья».

Главный труд менеджера и дипломата – записки о русских колониях в Новом Свете, не опубликованные до Революции, – вышел в Ленинграде двумя частями в 1979 и 1985 гг.

Жаль, книга «От Кунгура до Русской Америки», увидевшая свет сейчас, и издание которой было совершено Госархивом без бюджетной поддержки, вышла коллекционным тиражом – всего 300 штук. В ряде уникальных документах письмах раскрывается, в частности, тема отношений с коренным населением Аляски, особенно в сравнении с поведением колонизаторов из других держав на этом же континенте.

При разборе пермского фонда Хлебникова состоялись и новые находки. Так, была выявлена рукопись биографии легендарного первого главного правителя русских колоний в Северо-Западной Америке Александра Баранова на английском языке… Этот вариант жизнеописания ранее не публиковался.

При этом у нас не имеется ни одного его портрета.

– Однако нет сомнений, что, проживи Кирилл Тимофеевич ещё немного, тот был бы написан, – считает Александр Глушков.

Может статься, портрет нашего замечательного земляка и нарисован, но сегодня висит или стоит где-нибудь в запасниках ликом к стене как «Портрет неизвестного»… И нам еще предстоит радость открытия от его идентификации.


фортка:

Он ходил на лыжах и ездил на собачьих упряжках, проваливался в полыньи, терпел кораблекрушения. Директивы ему направлял камергер Николай Резанов – прототип героя «Юноны» и «Авось».


вторая фортка:

В Институте русской литературы (Пушкинском доме) РАН хранится письмо Хлебникова А. С. Пушкину. Автор «Бориса Годунова» интересовался и судьбой «камчатского Ермака» — Владимира Атласова.


фото из открытых источников и автора.