Как газета «Звезда» выживала в 90-е

3 октября, 12:24

Сергей Трушников, главный редактор «Звезды» с 1990 по 2014 год, рассказывает как «Звезда» выживала и становилась на ноги в первой половине девяностых годов прошлого века.

Кошмар начался в 1992-ом: «Звезда» осталась почти без денег

12 ноября 1992 года. Актовый зал издательства «Звезда» переполнен. Я, в лучших советских традициях, читаю доклад о 75-летней истории «Звезды», о её лучших людях, о сегодняшнем дне газеты. А в Домжуре в это время готовят банкетные столы.

Закончил. Неожиданно с одного из первых рядов встает широкоплечий крепкий парень. Взволнован и одновременно решителен. Представляется Юрием Трутневым. Заявляет, что возглавляемая им фирма «ЭКС Лимитед» перечисляет газете в подарок семьсот тысяч рублей. Все ахнули. Я хотел было поблагодарить его и пригласить в Домжур к праздничному застолью, но он в поздравительной суматохе по-тихому исчез.

Неожиданно с одного из первых рядов встает широкоплечий крепкий парень. Представляется Юрием Трутневым. Заявляет, что возглавляемая им фирма «ЭКС Лимитед» перечисляет газете в подарок семьсот тысяч рублей. Все ахнули.

Слово сдержал: вскоре на счет редакции пришли деньги от «эксов». Хорошо, конечно, лишних денег никогда не бывает, тем более в нашей ситуации. Но меня больше занимало, с чего это Трутнев вдруг подобрел по отношению к нам. Ведь еще летом новые пермские буржуа из «Нашего клуба», неформально объединившего молодых, но уже преуспевающих бизнесменов, банкиров, среди которых он был «не последней скрипкой», предъявили «Звезде» ультиматум. Дело в том, что от финансовой безысходности мы вступили в альянс с московской фирмой «Северный ветер», отдав ей за хорошие деньги в аренду свои рекламные площади. Это помогло газете остаться на плаву, но и обозлило местную бизнес-элиту, о чём ее представители не замедлили публично заявить, объявив газете бойкот. Я ответил довольно резкой редакторской колонкой. Вроде того, что совсем, мол, обнаглели эти новые хозяева жизни: так они скоро будут указывать, кому быть депутатом, кому — губернатором. Что, впрочем, затем и произошло.

Нашла, короче, коса на камень. Нам в отместку они пошли на создание бесплатной газеты «Местное время». Сейчас нет смысла судить, кто прав или виноват в том конфликте интересов. Обе стороны правы и неправы. Расскажу лишь коротко, что предшествовало всему этому.

«Звезда» осталась почти без денег и с мизерным запасом бумаги. А ее при тогдашнем тираже требовалось более девяти тонн на номер.

Кошмар начался сразу после Нового года, в 1992-м, когда Гайдар отпустил цены и страну захлестнула гиперинфляция. К этому времени, по указанию из Кремля, издательство, отказавшись от материально-технического и финансового обслуживания газеты, списало нас со своего баланса, и «Звезда» осталась почти без денег и с мизерным запасом бумаги. А ее при тогдашнем тираже требовалось более девяти тонн на номер. Сейчас с таким количеством бумаги можно месяц работать.

Нам тогда оставили в пользование обслуживающие редакцию две «Волги», уазик, пишущие машинки, столы, стулья. Хорошо еще, что мы успели подготовить новый устав газеты, который уже позволял редакции заниматься коммерческой и хозяйственной деятельностью.

25 декаб­ря устав был утвержден решением малого совета Пермского областного Совета народных депутатов и зарегистрирован. Надо было заново создавать свою бухгалтерию, свой отдел рекламы. Этим занялся мой заместитель, бывший редактор «Звезды» Юрий Николаевич Вахлаков.

Хоть волком вой, хоть с головой, что называется, да в омут. Но нельзя: за нами, редакторатом, поверивший в нас журналистский коллектив, в спину дышала многолетняя история газеты, требуя не опускать руки.

Счет в банке открыли, но на нём крохи. Хоть волком вой, хоть с головой, что называется, да в омут. Но нельзя: за нами, редакторатом, поверивший в нас журналистский коллектив, в спину дышала многолетняя история газеты, требуя не опускать руки. Не помню уже, кто предложил, что надо бы обратиться, поскольку газета народная, за поддержкой к народу, то бишь к читателям. Обратились. Люди откликнулись, стали делиться последним. Но и их переводы мигом съедала инфляция: рубли моментально превращались в копейки.

И, поблагодарив своих читателей, мы вскоре уже отказались от этой затеи.

А что дальше? Как и газету спасти, и коллектив сохранить? Надежды на областной совет как на соучредителя нет никакой, там свои заморочки: делят власть с новорожденной администрацией области. Не до нас. Бросили с барского стола старенький компьютер первого еще поколения и вспоминали про нас только тогда, когда кого-нибудь из депутатов крепко заденем.

Делать нечего — пошли на временное сокращение числа выходов газеты. Подписчики, низкий им поклон — не роптали.

Делать нечего — пошли на временное сокращение числа выходов газеты. Подписчики — всё понимающие наши подписчики, низкий им поклон — не роптали. Это было еще то время, когда газеты были необходимы людям, им верили, журналистам доверяли.

Весной сократились до трех номеров в неделю. Куда еще меньше? И тут подоспели москвичи со своим предложением. Стало полегче. И с первого июля «Звезда» уже стала выходить четыре раза в неделю. Смогли также поднять зарплату сотрудникам. Но в начале октября мы с «Северным ветром» прекратили всякие отношения, поскольку тот перестал платить за аренду рекламных площадей. Начали, напротив, налаживать отношения со встающим на ноги местным бизнесом.

Дела наши потихоньку стали поправляться, поскольку в связи с оживлением рекламного рынка и одновременным обострением внутриполитических разборок на этажах власти газета становилась всё больше востребованной. Так и восстановили пятиразовый выпуск. Не пожалели денег и на юбилейные мероприятия, появление на которых лидера пермской бизнес-элиты Юрия Трутнева было уже закономерно.

Нам — 75! Коллектив газеты «Звезда» в 1992 году

Октябрь 1993-го: «Звезду» отпустили на свободу

4 октября 1993 года. Тесно сгрудившись, мы сидим оцепеневшие перед телевизором в секретариате редакции. Из танков бьют по Белому дому, в котором засел мятежный российский парламент. Черный дым из окон верхних этажей. На наших лицах гнев, отчаянье, растерянность, тоска. И за всем этим приходит понимание, что Советам приходит конец. Они оказались лишними в новой жизни вместе с главным лозунгом перестройки — «Вся власть Советам». И если так, то что будет со «Звездой», соучредителем которой является как раз облсовет? Снова, видимо, нас ожидает нешуточное бодание за нее?

На следующий день я еду к председателю областного Совета народных депутатов М. И. Быстрянцеву. У него в кабинете его помощник Р. А. Вагин, бывший зампред облисполкома.

Раньше или позже облсовет всё равно упразднят, и газета тогда пойдет по рукам. Вы этого хотите?

— Отпустите, — говорю, — Михаил Иванович, «Звезду» на свободу.

— И вы бросаете? — спрашивает он, а глаза у самого грустные-грустные.

— Поймите, — пытаюсь его убедить, — раньше или позже облсовет всё равно упразднят, и газета тогда пойдет по рукам. Вы этого хотите?

— Надо отпустить, — говорит Вагин.

— Ладно, — соглашается председатель, — но для депутатов нужны веские юридические основания. Подумайте хорошенько и подготовьте на мое имя письмо.

Подумали. 6 октября редакционный совет как соучредитель газеты принял решение отказать областному Совету народных депутатов в соучредительстве «Звезды». Основание: облсовет не в полной мере выполнил учредительский договор за 1992 год, а также не предпринял никаких действий для заключения такого же договора на 1993 год. Сразу же состоялось общее собрание коллектива редакции, которое единогласно приняло решение об акционировании газеты. В этот же день я отправил письмо Быстрянцеву, где, изложив все эти доводы, попросил областной Совет народных депутатов учесть мнение коллектива и отказаться от учредительства газеты «Звезда».

Из-за бюрократических проволочек и кое-чьих политических амбиций освободиться удалось только к концу ноября.

Но скоро только сказка сказывается. Из-за бюрократических проволочек и кое-чьих политических амбиций освободиться даже при поддержке Михаила Ивановича удалось только к концу ноября. А там еще требовалось в новом качестве зарегистрировать газету как средство массовой информации. Так что к акционированию мы всё никак не могли приступить, и газета пребывала непонятно в каком юридическом и финансовом статусе. А между тем в редакцию зачастили по рекомендациям высоких персон разные люди с плутоватыми лицами, а то и вовсе бандитского облика, настойчиво предлагая свои услуги по акционированию. Мы как могли их отшивали, но долго так продолжаться не могло.

Февраль 1994-го: «Звезда» стала первой областной независимой газетой

И вот свершилось! 1 февраля 1994 года стало официальным днем рождения АОЗТ «Редакция газеты «Звезда». Работу по подготовке документации для акционирования возглавил вернувшийся в редакцию, ставший успешным предпринимателем бывший наш журналист Петр Каменских. Он вместе со своими помощницами, нашими молодыми журналистками Натальей Копыловой и Яной Гагуа, запершись в моем редакторском кабинете, работал день и ночь. Надо было сделать всё предельно быстро и юридически безукоризненно. И всему этому предшествовала целая череда собраний трудового коллектива – полная, так сказать, демократия, и никакого насилия.

Акционером мог стать каждый штатный работник. Впрочем, воспользовались этим не все. Одна журналистка так и заявила: «Я лучше колготки себе на эти деньги куплю!»

Справились. Мотовилихинский райисполком без проволочек зарегистрировал общество. Акционером мог стать каждый штатный работник. Впрочем, воспользовались этим не все. Одна журналистка так и заявила: «Я лучше колготки себе на эти деньги куплю!» Кстати, всем пенсионерам выделили по 10 акций бесплатно. Было установлено предельное количество покупки акций одним лицом. Всё как положено законом! И по справедливости.

Так «Звезда» стала первой в Перми областной независимой газетой. Известие о ее новом статусе мало кого обрадовало во властных кабинетах и в местной медиатусовке. Вот уж точно кое-кто кусал от злости губы. Забегая несколько вперед, напомню, что через несколько лет один жутко политизированный городской сумасшедший написал жалобу в областную прокуратуру на якобы незаконную приватизацию «Звезды». Нас долго и тщательно проверяли. Нарушений, к своему сожалению, прокуроры не нашли: никакой приватизации не было, а было акционирование в рамках действующего законодательства.

У журналистов наших словно развязались руки: газета с каждым номером становится всё более жесткой, социально заостренной.

Но вернусь в 1994-й. У журналистов наших словно развязались руки: газета с каждым номером становится всё более жесткой, социально заостренной, но одновременно и размышляющей, со знанием дела анализирующей события и явления. Не без ностальгии вспоминаю публикации Геннадия Селиванова, Михаила Лобанова, Ольги Штраус, Наталии Семеновой, молодых да ранних Натальи Копыловой, Натальи Земсковой, Николая Иванова…

Понятно, что звездинские публикации далеко не всем приходились по нраву. На газету подавали иски в суд и силовые генералы, и кое-кто из руководства области. Правда, крепко затем подумавши, чаще всего забирали иски обратно, но и нервы всем этим нам мотали изрядно. А сегодня возможно такое себе представить? Мыслимо ли вообще, к примеру, чтобы газета публично дала отлуп самому представителю Президента РФ?

Звездинские публикации далеко не всем приходились по нраву. На газету подавали иски в суд и силовые генералы, и кое-кто из руководства области. Правда, крепко затем подумавши, чаще всего забирали иски обратно.

Президентский представитель в Пермской области Сергей Калягин в газетном интервью буквально заявил: «Я примерно представляю себе доходы «Звезды» и то, какую роль играет рек­лама. Косвенно влияние коммерческих структур на «Звезду» весьма велико… У нас в регионе, к сожалению, мало массовых газет, «Звезда», по сути дела, занимает монопольное положение на рынке. Это не может меня не тревожить…» В редакции усмотрели в этом пассаже стремление определенных политических сил перекроить информационное поле Прикамья. В своей ответной редакторской колонке на конкретных цифрах я показал, что Сергей Борисович не имеет даже малейшего представления ни о доходах, ни тем более о расходах «Звезды». Например, в сентябре затраты на выпуск одного номера составили в среднем 14,5 миллиона рублей, а от рекламы получили в среднем от номера лишь 6,7 миллиона. Разница же легла в основном на деньги от подписки. «Вот они-то, подписчики, — напомнил я, — и оказывают на нас влияние. Их интересы мы и отстаиваем».

А закончил я тем, что обвинил представителя президента в попытке «полуложью, полунамеками дискредитировать независимую прессу», уздечку на которую накинуть становилось уже всё сложнее.
Сурово? Да, жестковато. Но такова была реальность того времени, и остановился я так подробно на этом эпизоде лишь для того, чтобы было понятней нынешним читателям, в каких условиях пришлось нам поднимать «Звезду».

Март 1995-го: «Звезда» стала лучше жить

Годовое акционерное собрание. Я как председатель совета директоров выступаю с отчетом за первый год финансово-хозяйственной деятельности нашего закрытого акционерного общества. Докладываю, что доходы от рекламы возросли в 1,7 раза. Балансовая прибыль за год составила более 819 миллионов рублей. После обязательных выплат в бюджет и формирования необходимых фондов есть возможность выплатить дивиденды из расчета 144 процента на одну акцию. Напоминаю также, что в течение года мы трижды поднимали заработную плату и не было ни одного дня задержки ее выплаты.

В течение года мы трижды поднимали заработную плату и не было ни одного дня задержки ее выплаты.

Оживление вызвало сообщение, что для долевого участия в строительстве жилья для сотрудников выделены из прибыли общества первые 84 миллиона рублей. (Забегая вперед, скажу, что за время моего редакторства мы улучшили жилищные условия, в том числе и покупая квартиры, двенадцати сотрудникам).

Так что жить «Звезде» стало лучше, работать — веселее. Хотя «лучше» не то слово. Но об этом не в этот раз...

Текст: Сергей Трушников, главный редактор газеты «Звезда» с 1990-го по 2014 год