Бумеранг памяти

10 ноября, 10:59

С подачи «Звезды» выдающийся учёный-атомщик Борис Водолага возрождает память о своём учителе Георгии Сологубе.

Честное слово, когда 4 августа 2017 года в «Звезде» была опубликована моя статья «Память в бурьяне» о знаменитом педагоге, Герое Соцтруда Георгии Павловиче Сологубе, не думал, что на нее будет столько откликов. В разы больше, чем после любого материала за всю без малого двадцатилетнюю журналистскую карьеру.

Море неравнодушия

Вкратце напомню читателям, что речь шла о запущенной могиле выдающегося человека, чей педагогический гений еще при жизни ставили выше талантов Макаренко и Сухомлинского. Последний приют почетного гражданина города Очера на местном кладбище зарос бурьяном, а это, как известно, первый звоночек незаслуженного забвения, когда быльем порастает уже не могильный холм, а людская память. 

Но, к счастью, оказалось, что Георгия Сологуба чтят и помнят. Люди со всех уголков России и даже из заграницы писали в редакцию, звонили по телефону, интересовались в соцсетях, негодовали, волновались, проявляли деятельное участие, просили держать в курсе событий, спрашивали, чем можно помочь, и, что важнее, предлагали конкретную помощь.

Обратились в газету не только ученики Георгия Сологуба, но и многочисленные земляки, знакомые, коллеги, соседи. Были и такие, кто никогда не видел педагога-новатора, но слышал о нём много хорошего или читал его книги, ставшие хрестоматией нелегкого педагогического труда.

Одним из первых откликнулся «питомец школы Сологуба» Борис Константинович Водолага. Заместитель директора Российского федерального ядерного центра, доктор физико-математических наук, ученый-оборонщик и один из создателей ядерного щита нашей родины в далекие 60-е годы был учеником школы № 8 в городе Чусовом, которой тогда руководил Георгий Павлович. Об этой страничке биографии Сологуба известно не так много — всё же мировая слава пришла к нему в первую очередь как к директору Очерской спецшколы для трудных подростков. Поэтому читателям «Звезды», полагаю, будет интересно узнать, что педагогические идеи Сологуба были широко известны и применялись на практике задолго до того, как Георгий Павлович стал «очерским Макаренко».

Чусовские скрепы

Рассказывает Борис Водолага:

— О 60-х годах много написано, их часто вспоминают, в том числе и в «Звезде». Еще бы: первый полет Юрия Гагарина и первый выход в открытый космос Алексея Леонова, достижение ядерного паритета с США, крупномасштабное строительство в стране, открытие нефтяных и газовых месторождений, яркие победы советских спортсменов, оглушительные успехи кинематографа, литературы, балета. И, конечно, лучшая на планете система образования. Какая-то чудесная энергетика обусловила жизнь и свершения в СССР 60-х! В первую очередь — энергетика таких замечательных людей, каким был Учитель с большой буквы Георгий Павлович Сологуб.

В те времена о школе Сологуба знали далеко за пределами Чусового: спаянный коллектив учителей высокой квалификации приводил в жизнь лозунг, который встречал у входа в школу всех учеников: «Главная задача школы — помочь в выборе жизненного пути». Блестящие глаза впитывающих знания школяров, которые не раз побеждали на предметных олимпиадах от городского до общесоюзного уровня. А ещё художественная самодеятельность с хором на три голоса, танцевальным коллективом, духовым и эстрадным оркестрами, активная, но не формалистская работа комсомольской и пионерской организаций. На свет школы Сологуба слетались молодые талантливые выпускники пединститутов, чтобы перенять хоть частичку таланта, опыта и души замечательного педагога.

В современный русский язык вошло понятие «скрепы». Георгий Павлович Сологуб — это, без всякого преувеличения, скрепы 8-й школы. Создавалось впечатление, что он жил в школе.

Везде он был с её учениками: на уроке — высококлассный учитель истории, в поле на сельхозработах трудился наравне с воспитанниками, на спортивных соревнованиях и смотрах художественной самодеятельности был самым деятельным участником и болельщиком. Кстати, по заведенной им традиции принятию директором решения по сложным вопросам предшествовало его обсуждение на школьной линейке. А ещё походы в гороно, чтобы выбить нужное для школы, бурные педсоветы, выступления по школьному радио «Алый парус» и, конечно, воспитательная работа с трудными подростками. По моим впечатлениям, поход с родителями в кабинет директора оказывал чудодейственное влияние на проштрафившегося. Поэтому я ничуть не удивился, что Георгий Павлович нашел себя в качестве руководителя Очерской спецшколы для трудновоспитуемых детей.

Для меня он навсегда останется образцом педагога. Помните учителя истории из фильма «Доживём до понедельника»? Роль Вячеслава Тихонова даёт полное представление об учителе Сологубе, включая и биографический факт: Георгий Павлович был участником Великой Отечественной войны.

Лёд тронулся

Сейчас Борис Константинович большую часть времени проводит в закрытом городе Снежинске, где работает во Всероссийском научно-исследовательском институте технической физики. В печатном виде нашу газету он редко держит в руках, но всегда внимательно следит за материалами «Звезды» в Интернете. Там Водолага и прочел статью о безобразном состоянии могилы своего любимого учителя. Конечно, его, как и многих других читателей, с первых строк захлестнули обида и негодование. Но эмоции эмоциями, а Борис Водолага поступил как человек дела, как отличный организатор. И, конечно, как мужчина.

Ученый обратился к другим ученикам Георгия Сологуба, которых у именитого педагога оказалось предостаточно. И никто из них не остался равнодушным к проблеме. Борис Водолага организовал сбор средств, инициировал работы по установке нового памятника и постоянному уходу за могилой.

Подобные примеры не остаются незамеченными и часто перерастают в эстафету добрых дел. Благодаря почину ученого-атомщика в Очере возникла молодежная инициатива: в будущем году юные волонтеры возьмут шефство над неухоженными могилами ветеранов войны. В учительских коллективах обсуждается вопрос о возрождении Сологубовских педагогических чтений, на классных часах в прикамских школах планируется рассказывать о деятельности самого известного в нашем крае педагога.

— Это, наверное, знак, что многолетнему читателю и, я бы даже сказал, почитателю «Звезды» Георгию Павловичу Сологубу помогла его любимая газета. Пусть даже после его кончины. Потому что такие люди, как он, выше смерти, они наша история, наша память, — рассказал земляк Сологуба, журналист Николай Честюнин. — Хотя по опыту знаю, что без того резонанса, что вызвала звездинская статья, дело бы не сдвинулось с мертвой точки…

Но я как автор всё же полагаю, что дело, безусловно, не только в резонансе. А в том, что статья в «Звезде» породила не сотрясение воздуха, а вполне конкретный результат, сплотив в единое целое массу хороших и неравнодушных к чужим бедам людей.

Текст: Максим Шардаков

Фото: личный архив Бориса Водолаги